Легенди Радомишля

ВИНОКУРНОЕ ПРОИЗВОДСТВО В АСПЕКТЕ РАДОМЫСЛЬСКОЙ ИСТОРИИ.

То, о чем я расскажу в этом историческом исследовании, - это  мое сугубо личное  мнение, я его никому не  навязываю. Но право поведать о самых общих, пусть и субъективных размышлениях дает мне то, что я занимаюсь  половину  сознательной  жизни исследованием Радомысльской старины, и нет для меня ничего дороже, чем правдивая история родного города. Винокурное производство почему-то вообще не исследуется историками. Возможно потому, что пагубную привычку людей к водке исследованы и напечатаны тонны бумаги, на всех разговорных  языках мира. О пользе  водки не существует ни одной книги на украинском языке. Если бы у водки не было приятных сторон, то ее вряд ли употребляла большая половина человечества. Как ни странно,  первыми спирт изобрели  арабы. То есть  те  самые  мусульмане,  которым  Коран  запрещает  употреблять  спиртное. Само слово  «алкоголь»  арабского  происхождения. Которое означает «дух»  или  «дурман».  А еще «тончайшую  сущность  всех  вещей».  В общем, богатое слово! Арабский  врач и алхимик Робез, работающий  в знаменитом Багдадском госпитале изобрел  нечто спиртоподобное  еще  в 860  году. На Руси в то время правил варяг Хельги - он же легендарный  князь Олег.

 

Мыкгород
Мыкгород  Фото из фондов краеведческого музея г. Радомышля.

Поселение Мыческ (ныне Мыкгород) известно з домонгольской навалы. Из исторических свидетельств известно, что на славянской земле мед появился с незапамятных времен – ценнейший целительный продукт и не редко использовался как напиток. Как утверждают сказочники: «И я там был мед, пиво пил». В давние времена мед пили пресный, боярский, красный, белый. Рецептов существовало  множество, и у каждого мастера  также  был свой рецепт  изготовления. А вообще технология была такой: соты разводили теплой водой и процеживали сквозь сито, чтобы отделить мед от воска. Потом добавляли хмель (полведра на пуд меда) и варили до половины  объема. После этого выливали в медную миску, охлаждали и бросали туда ржаной хлеб, намазывали патокой и дрожжами. Когда раствор начинал бродить его заливали в бочки, закрывали и ставили в погреб, где выдерживали длительное время. В то время в технологии приготовления  меда  произошло  важное  усовершенствование, пращуры заметили: если  пчелиный мед,  смешанный  с ягодным соком, подогреть на  огне, процесс  брожения  пойдет  быстрее. Ждать 10 лет уже не  надо. Варить  мед  необходимо  быстро, как пиво,  и тут же употреблять. «Русы пьют днем и ночью, –  упоминал арабский  путешественник Ибн Фадлан, а иногда  даже  умирают с кубками  в руках».   Крепость медовух могла быть разной, но не идет ни в какое сравнение  с современной водкой. В наше время не употребляют медовух, а напрасно. Наши предки  пили натуральные  напитки типа  медовухи, пили разбавленное  вино, но никогда  не пили  спиртных  напитков  типа  водки, коньяка, бренди,  рома. В те времена  такие  напитки  вообще  не  производили.   

 

Склонность прибывать постоянно в «расслабленном» состоянии, наркологическую зависимость русинов, еще 180 лет назад историк Дмитрий Батыш-Каменский описал так: «Древнее хлебосольство и излишнее употребление горячительных напитков, постоянно навеселе между простым народом доселе продолжается, особенно в Киевской губернии. Сама природа, расточая с обилием дары  свои плодоносном  сем краю, производит беспечность, вялость в жителях». Когда Мыческа и Радомысля  не было  даже в проекте, древнегреческие философы  утверждали: «Что пьянство – это добровольное  безумие».

 

 В 1386  году генуэзское посольство  завезло  спирт в Великое княжество Литовское, под власть которого  попала  западная  часть Киевских земель. Появление  в наших краях  «огненной  воды», привело к чудовищному  падению  нравов. В древности на Радомысльских землях люди не знали распространенных видов водки, как в наше время перегонного «крепкого» или спиртового напитка, потому что искусство перегонки был изобретен во времена средневековья алхимиками. После открытия перегонки спирта, или алкоголя, перебродивший прямо перегоняли, грея на огне в кубах, а выделенную смесь паров и спирта охлаждали в холодильниках или змеевиках (медные трубы), сгущали (превращали из парообразного состояния в жидкое) или «перегон» прямо употребляли как напиток. Это средство называли винокурством вина. С того давнего времени и появилась знаменитая поговорка: «Прошел огонь, воду и медные  трубы». Первые части перегонки могут гореть, богатые алкоголем и бедные водой, называли винным спиртом, или просто спиртом. Размешивая спирт водой, получали водку. Простые люди тоже изготавливали спиртные  напитки,  только в меньшем количестве. В ту эпоху водку действительно именовали просто «вином». В наши  времена  от той эпохи уцелело полушутливое выражение «зеленое вино», обозначающие крепкие спиртные напитки.

 

В далеком 1618  году в Европе  началась  война, которую историки впоследствии назвали  тридцатилетней. Территория Германии, стала чем-то похожей на нынешнюю  Украину – площадкой  для выяснения амбиций  великих держав. На  немецкую землю поставляли оружие и наемников, оказывали «дипломатическую» и  «моральную» помощь. Шведы  опекали тех немцев, что  исповедовали протестантство, Римский Папа усердно  поддерживал немцев – католиков. Постепенно в войну втянулась вся Европа – даже Испания и Франция.  Единственной страной,  которая выиграла от этой войны оказалась Речь Посполита, которая регулярно  поставляла  в Европу  пшеницу. И свою польскую, и пшеницу из Киевского  воеводства,  куда  входили  радомысльские  земли, которые  принадлежали  польским  магнатам. Пшеница из Польщи пользовалась небывалым спросом, население  Европы сократилось на две трети. А в Польше царил  строительный бум – европейцы в лице  известного Боплана, удивлялись  роскошью в котором  жила  шляхта. Польская шляхта принесла на наши земли «вудку», которая была  изготовлена еще в XVI веке. По-польски водка – «вудка», через «у», вместо «о». И пошла гулять в наших краях невиданная ранее импортная «вудка», как будто своей медовухи не хватало? Какие-то подлецы завезли в Украину  вудку – название «горілка» было надолго забыто, оставшись только в украинском фольклоре. А по-украински водка  недаром  называется  «горілка». То есть «огненая вода». Кстати, по-польски «горілка» –  «горзалка». С той поры бытует поговорка: «Горя не знаешь – не запьешь». Польские магнаты на Радомысльские земли принесла не только униатскую церковь и «вудку», но и евреев. Потому, что польский король  своим указом выдал монополию на изготовление «вудки», только евреям торговать спиртным в корчмах и других питейных заведениях. Вудка была горючим тогдашней экономики Речи Посполитой ее движущей силой. Через горло крестьян и ремеслеников в корчмах проходила  не только  огненная вода, а и огромные деньги. Контроль над потоками вудки на Украине в те времена был таким же важным, как сегодня  участие в дележе кровавых дивидендов от транзита Российского природного газа. В то время началось безудержное распространение  евреев на Правобережную Украину. До 1795 года на  территории Польши, куда входил Радомысль, проживало 60% всех евреев Европы. Жили они замкнутыми общинами, со своей религией и традициями, занимаясь в основном торговлей.  Шляхта, падкая на соблазны, весьма скоро по уши  покрылась паутиной долговых обязательств, займов, кредитов у быстрообогатившихся евреев.

 

Радомысльская земля, или вернее, земля «Руськая» – была сравнительно слабо  населена. В «Белой Африке Европы», так называли наши места в «просвещенных»  странах  континента, местные  жители, русины  общались  между собой  на  понятных  для русских, хотя и «старинном» языке – «руськой  бесиде», или на  «руском» (именно так, с одним «с» ). После «великой  руины» и розгрома Екатериной II запорожской  вольницы начала  культивироваться этнонимическая неопределенность таких  терминов, как «Русь – Россия», «русин – русский». В обиход для определения  национальности жителей вновь  присоединенных земель, стал  вводиться  колонизаторски-ассимиляторский термин «малорос».  Кроме  того, жителей  унизительно  называли «хохлами» и «черкасами».  В России помнили, что в 1612  году в пору Смутного времени «черкасы» вместе с поляками  захватили Москву.  Досуг жителей – русинов, чаще всего сводился к выращиванию ржи и пшеницы, разведению свиней, выпасу коров и производству домашнего сыра. Все тогдашнее хозяйство русинских крестьян – натуральное, почти без  исключений. Одежда – из домотканого полотна. Хата – построена своими руками. Сало растет на боках свиней в своем же дворе. Огурцы и капуста -  на огороде. Селитру  для пороха – и ту добывали собственноручно! Каждый зарабатывал  на  хлеб  тем, чем умел.  Поэтому и получилось, что  наш  человек  был  и швец, и жнец, и на  дуде игрец. А рынок начинался в шинке, где сидел еврей-арендатор, получивший от польского шляхтича право гнать вудку и продавать простым мужикам. Небольшие деньги, полученные радомысльскими предками за счет продажи сельхозхозяйственной продукции, все равно уплывали в шинок. А дальше в Европу, превращаясь в панские  дворцы и костелы. На барыши  развлекались, как  умели, – в основном пили и закусывали. Бесспорным  доказательством остались  мночисленые упитанные портреты магнатов в музеях  Европы. Часть  доходов тратилась  на содержание  реестровых козаков, у которых была  специфическая  униформа: жупан – голубой, шапка – красная. Это  были наемники,  из русинских  казаков Левобережной  Украины, в количестве  40  человек,  для охраны  замка  униатских  митрополитов в Радомысле. Во времена униатской  митрополии  на Радомышльских землях (в пределах современного Радомышльского  района. – Авт) находилось 43 корчмы – в Березцах, Белой  Кринице, Белковской  Рудне, Большой Раче, Веприне, Верлооке (ныне Верлок.-Авт.), Вырве, Гуте Вышевицкой, Вышевичах, Гуте  Забелоцкой,  Забелоччье, Заболоти, Заньках, Кичкирях, Котовке,  Кочерове,  Красноборке,  Крымской  Рудне, Ляховой (ныне Осычки.-Авт.),  Макалевичах,  Малой  Раче, Меделивке, Мыжиричке, Минькивке, Минино, Мирче, Моделеве, Мороговке, Негребовке, Облитках, Папирне, Пилиповичах, Потиевке, Раевке, Раковичах, Русановке, Ставецкой  слободе, Чайковке, Чудине, Юровке. Поэтому польские магнаты запрещали гнать крестьянам  и казакам горилку. А те возмущались: земля родная, значит и горилка должна быть  нашей! Почему иудеям такое право предоставлено  польским королем, а нам нет? Казаки терпели - терпели, и наконец,  взбунтовались. В 1648 году под  проводом  Богдана  Хмельницкого  казаки  подняли  восстание, которое  впоследствии  назвали «национально-освободительной войной». Страшный клубок экономическо-национальных  противоречий, замешанных на опасном водочном бизнесе, просто  не мог не превратиться в удавку для повешенного шинкаря, которого можно увидеть в фильме «Огнем и мечем» польского режиссера Ежи Гофмана. Огненная вода, монопольно проданная крестьянам и казакам, превратилась в тот огонь, что сжег еврейские корчмы по всей Украине. А так, вроде, приятно начиналось, когда впервые завезли «вудку» в наши края из той же цивилизованной  Европы. Кто  сеет ветер – тот  пожинает  бурю.

 

Правда, о времени  той эпохи зафиксирована в судьбоносном  договоре  Богдана Хмельницкого с польским королем Владиславом IV. Один из главных пунктов  исторического договора каким-то чудесным  образом  многие  годы  удается  украинским  историкам  не публиковать даже  в исторических  исследованиях. А ведь в этой строчке   договора  заключена  горькая правда и над житейская истина.  Известный украинский академик Тронько  по этой  эпохе в очередной  своей монографии  не стал  упоминать  об этом – мол, зачем  дразнить  гусей! Однако генетический страх  перед гусями, конечно, не самое лучшее  подспорье в служении правде  истории.  Договор Богдана  Хмельницкого с польским королем  Владиславом IV  предусматривал неукоснительное  выполнение  основного требования: «О нежитии жидам по  всей  Украине». И  этот договор был  подписан. А ведь этот факт из истории не выбросишь. Он есть, с ним ничего не поделаешь. Многие хотят перевернуть эту страшную  страничку истории, позабыть, но вырвать ее невозможно.  Правда  истории – вещь окрыляющая, а зачастую и разрушающая.  Уж  во  всяком  случае,  многие нынешние  иллюзии  она  разрушает  вполне  успешно.  Не бойтесь  гусей! Вместо того, чтобы изучать радомысльскую старину, местные краеведы и солидные  коньюктурные историки, о которых раньше  не было слышно, насилуют  прошлое бесконечными выдумками. И в советские времена и сейчас, школьникам преподают только набор дат и сиюминутные трактовки событий.  На Радомысльских землях из  покон веков проживало  национальное меньшинство – евреи. Национальности «жиды» и «жидівка» в Украине  не существует. Также как нет национальности «хохлы» и  «хохлушки». С уст  современных конченых во всех  отношениях  маргиналов,  слово «жид» звучит,  как  оскорбление  всему  народу. Важно отметить, что классики украинской литературы – Михаил Драгоманов, Павел Грабовский, Михаил Коцюбинский, Леся Украинка в свое время добровольно отказались от этнонима «жид» на пользу нейтрального «еврей».  По этому поводу отмечал известный  еврейский историк  Дубнов в книге «Краткая история  евреев» (Национальная  Историческая  библиотека Украины, г.  Киев):  «В Польше выше всех  стоял  класс  землевладельцев (шляхта), а  ниже всех – класс земледельцев крестьян;  между ними евреи  занимали  среднее место, как  торгово-промышленный  класс… Евреи часто держали  в аренде шляхетские  поместья и, таким  образом,  приобретали  ту  власть  над  крестьянами, которую  имели  паны. Сталкиваясь  чаще  с арендатором евреем, чем  с польским  паном, русинский  крестьянин считал первого виновником  своих  бедствий и стремился отомстить  ему. Долго  накоплявшееся  недовольство привело, наконец, к страшному  восстанию  казаков и русинских крестьян в последний  год  царствования  Владислава IV. Во главе  восставших  стоял казацкий сотник  из Чигирина Богдан Хмельницкий». Гетьман Богдан Хмельницкий всегда называл себя по-национальности не украинцем (такого слова просто в то время не существовало. – Авт.), а русином. В незаангажированной и без пристрастной народной  думе «Поход  на Молдавию» четко  определяется  национальность  гетмана Богдана  Хмельницкого – «Наш гетьман Хмельницкий Русин». Житомирский поэт Борис Тен (Николай Васильевич Хомичевский), лаконично выразил в четверостишии:

 

Ми горді тим, що ми - русини.

Народій правді  вірні  всі.

Сини великої Вкраїни.

           В віках славетної Руси.

 

 Борьба  Речи Посполитой с гетьманом  Богданом  Хмельницким длилась почти десять лет, совершенно ослабив обе стороны. Большинство винокурных заводов были  разрушены. Поля засеянные пшеницей, придатной для перегонки «горілки», уничтожены в ходе кавалерийских атак враждующих  сторон. Как гласит  народная  мудрость: «За моє жито  – мене і побито». Территория обезлюдилась и на Радомысльских землях наступила гуманитарная катастрофа. По утверждению некоторых  историков, волков  было больше  чем  людей. Здесь уместно вспомнить пророческие слова поэта Тараса Шевченка, которые через столетия относятся и к нашему времени, разве что добавить слово «розкрадають»:

 

Доборолась Україна

До самого краю.

Гірше ляха свої діти

Її розпинають.

 

Французский капитан  артиллерии Гийом Левассер де Боплан, служил по найму в войске польском находящемся в Украине. Вернувшись во Францию в 1650  году, издал книгу,  озаглавив ее «Описание Украины, то есть провинции Королевства Польского, протянувшихся до границ Московии до пределов Трансильвании. Вместе с их обычаями, образом жизни и способом ведения войны». Гийом Левассер де Боплан сохранил человеческое  достоинство, стремление к правдивости и справедливости. Вот почему он заклеймил жестокость панов-крепостников, с симпатией отнесся к угнетенным и эксплуатируемым русинским крестьянам. Весь ход рассказа Боплана показывает несостоятельность утверждений  шляхтичей о том, что они несли на восток «достижение цивилизации». Отрывок из книги: «… Вообще следует признать, что русинские крестьяне способны к различным  ремеслам. Все они умеют хорошо возделывать землю, сеять, жать, выпекать хлеб, приготавливать всякие мясные   изделия, варить пиво, делать хмельной  мед, брагу, вудку и т.д. Русины исповедывают греческую веру, которую называют руськой. Свято  почитают праздничные  дни и соблюдают посты, продолжающиеся у них  восемь  или девять месяцев года: в то время они воздерживаются от мясных блюд. Формальность эту они соблюдают с упорством, так как убеждены, что от изменения еды  зависит спасение души. Зато, мне кажется,  нет народа , который сравнялся бы с ними в способности пить: они никогда не бывают  настолько  пьяны, чтобы не иметь возможность возможности начать пить сначала, – по крайней мере, так здесь говорят, –  но так может бывать только на досуге. Зато во время войны, либо тогда, когда задумывают какое-либо важное дело, придерживаются чрезвычайной  трезвости». Стоит  обратить  внимание  на  слова  французского капитана и его  заключения: «Зато, мне кажется,  нет народа, который сравнялся бы с ними в способности пить: они никогда не бывают  настолько  пьяны, чтобы не иметь возможность возможности начать пить сначала, –  по крайней мере, так здесь говорят».

Замок униатских митрополитов. Сейчас  школа №5.
Замок униатских митрополитов. Сейчас школа №5.  Фото Руслана Целованського.
 

          Радомысльские земли приглянулись униатской церкви. На тот момент в селении в 1714 году насчитывалось лишь 14 дворов. Из описания документов архива западнорусских униатских  митрополитов 1714 год (Центральный государственный архив России г. Санкт-Петербург): «24 декабря. Контракт между митрополитом Леоном Кишкой и хорунжим киевским Казимиром Стецьким на аренду  радомысльского и униатского  ключей. Ключ радомысльский  с местечком Радомыслем и деревнями Потиевской, иначе Веремеевкой, Облитками, Забелочьем, Чудином, Межиричкой, Вышевичами, с рудней Крымской. Отданы  в аренду  на  три  года за 3000 злотых талерами битыми, считая 8 злотых  в талер. Автограф-подпись митрополита Льва Кишки  и его  именная печать». В течение нескольких десятилетий поселение расстраивалось. С 1780 года Радомысль стал местом постоянного пребывания униатских митрополитов. Проводилась тотальная  польская колонизация  Киевских  земель. Образовалась консистория – орган управления делами митрополии. Как свидетельствуют актовые материалы, в 50-80 годах ХVIII века Радомысль оставался небольшим поселением с замком резиденцией митрополитов  (ныне школа №5), митрополичий дом с двором, где проживали  митрополиты (ныне Дом культуры), каменной тюрьмой возле митрополичьего дома, униатской  духовной  семинарией (ныне  магазин «Оптика») по  улице Б. Житомирская 1/26, торговыми лавками и пивоварнями церковью Святой Троицы (разобрана  активистами-комсомольцами  в 1938 году).

Униаты в Свято-Троицкой церкви проводили богослужения на латынском языке. Местное население – русины (этноним, производимый  от  слова «Русь». –  Авт.) не понимали их молитвы. Но хорошо освоили слово «Аква-вита» –  на латыни живая вода. Наши предки не могли выговорить  такое сложное словосочетание и стали называть вудку «оковыта».   Униатская  церковь так же стала большим изготовителем вудки. Первое упоминание о радомысльском пиве и вудке –  в инвентарной книге митрополичьей епархии города Радомысля 1774 год, (Центральный государственный архив России г. Санкт-Петербург): «Выходя из поместья вниз к винокурне, в углу частокола видно калитку, через которую идут к барской пивоварни. Слева кладовая –  для сундуков с готовой вудкой. Та кладовая из круглого соснового дерева сделана в отворот, к ней дверь с двумя задвижками и железным ключом, внутри пол из соснового дерева, там две бочки с вудкой и цебер стоит. Кладовая требует нового покрытия. Выходя от кладовой к реке Мыки, встречаем пивоварню барскую, которая имеет ворота из сосновых досок на бегунках. Подходя до пивоварни –  справа четверо печей, в двух влеплены котлы для варки вудки, а в двух буртаках медные, содержащих в себе десять коновок. Слева вдоль стены стоит броварская утварь: кадок к затирки - 9, бражной 2, для засыпки солода 2, коновок 4, ушатов 2. Пивоварня требует перекрытия». Из книги нашего земляка професора Леонида Тимошенка «Потіївка та її околиці в XVI – XIX  століттях», описание корчмы того времени (перевод автора): «Корчма в Потиевке посреди села старая, из дерева соснового, к которой в сени дверь на бегунках и на закрутке, из сеней в комнату также двери и там же кафельная печь белая и печь пекарская, окон простого стекла три, из комнаты в боковой комнаты дверь на петлях, в ней окно одно. Напротив корчмы два шпихлирикы из соснового дерева, покрытые дранкой, к ним двери с замками. За болотом ниже корчмы винничка, так же из соснового дерева, дранкой покрыта к ней ворота из досок и там печей три и утварь пивоваренная арендаторская». Количество пивоварен свидетельствует о том, что пиво в городе изготавливали еще в середине ХVIII века. Считается, что в Украине, этот хмельной напиток начали варить в Львове, начиная с 1715 года. Возможно, в Радомысле пиво также изготавливали по львовским рецептам. Радомысльское пиво имеет давнее и славное прошлое, а также специфическую технологию изготовления.

 

Местное  население жило  в постоянном  страхе во  время  гайдамацких  восстаний. Новым этапом гайдамацкого  движения   стал 1750  год.  Летом  на  Радомысль нападали  отряды  Ивана  Карандаша, Романа Колядки, которые  грабили  шляхту  и евреев – арендаторов. На Полесье действовал  отряд  Ивана  Подоляки. Здесь  он  наводил страх  на  польскую шляхту  в районах  Овруча,  Базара, Искоростеня. В начале октября  1750  года Иван Подоляка с отрядом  овладел  Радомыслем. О том, какой  смелой  была  операция, рассказал  сам И. Подоляка  20  октября  1750  года в Киевском  городском суде.  По признанию  самого  предводителя семеро гайдамак  связали сорок человек  городской  стражи. Гайдамак – слово не  украинское, а тюркское, и означает в переводе «преследователь». В своей  книге «Шокирующая Украина» видный украинский  историк Михаил Чугуенко пишет: «Гайдаматчина – это стихийный бунт, в ходе  которого  проявлялись преступные наклонности  отдельных  представителей дезориентированной толпы, что  давало  основания  говорить о разбойничьем  характере  всего  движения  в целом».

 

Во времена Гетманщины в Киеве  появилась рукописная  кулинарная книга некоего  Кулябки. В книге  на  многих  страницах  расписано, как  делать «бишкокты з мигдалами» (бисквиты  миндальные), «марцыпаны иным манером», и сто  способов изготовления  водки  в домашних условиях, вплоть до «апельсиновки», которую  этот  ученый  называет «Алексир цытры»: («цытроновой шкурки  фунт стовкты и намочиты в горилци, пока будет  жовтая, и перегнавши  цукру три фунты в вини, варити. То ей же цытроновой верхней  шкурки обризати, а мочиты  добре»…). В том же  трактате,  выдающийся «естествоиспытатель» Кулябка  описал, как  делать  водку «Виттерейс» («снежная погода» - в переводе  с немецкого.-Авт.) и самогон «особливых скутков» – то есть высшего  сорта со всеми «ингредиенциями на  крепительную водку  надлежащими». Эта  книга, переходившая  в образованных  семействах из рук  в руки  прекрастно  показывает, какими в действительности духовными  запросами  жила элита.  Вся душа ее воистину находилась  в желудке рядом  с цытронами  и марцыпанами! Рано или  поздно это  райское  существование должно  было закончится.  Польская «вудка» стала называться водкой, когда поляки потеряли независимость. Слово «водка» вошло  в мировой лексикон  в российской  упаковке.  В Российской  империи просто присвоили эту  торговую марку подчинив Польшу в  результате  трех  ее разделов при Екатерине II. В результате, как часто бывает в истории, выиграла Россия. Водка в том виде, что  сейчас появилась на наших землях  с 1793 года после  третьего  раздела Польши, когда митрополичье местечко было присоедено к Российской Империи и Радомысль получил  статус  города. Из книги «Статистические описания Киевской губернии 1841 г.» автор Фундуклей (Национальная Историческая библиотека Украины, г. Киев.): «До присоединения западных губерний к империи этот город вместе со значительным числом принадлежащих к его округу селений составлял собственность униатских митрополитов, которые имели в нем свое пребывание. Следовательно, Радомысль не был, подобно другим Киевским городам, вольным или привилегированным  местом и не пользовался Магдебурским правом. По упразднению униатской митрополии в 1795 году Радомысль поступил в казенное ведомство».

  

В городскую казну г. Радомысля в 1800 году в виде налогов на право продажи различных спиртных напитков поступило 1200 рублей от лавок, что стояли на Торговой площади (ныне Соборная.-Авт.). Разные энциклопедические источники констатируют, что «… по окладным книгам 1801 г. в Радомысльском уезде было купцов-христиан – 14, евреев – 6; мещан-христиан – 939, евреев – 1474». Из описания Радомысля  и уезда, выполненного в 1805 году губернским землемером Масловским  (Рукописный отдел библиотеки В.И. Вернадского),  указывается, что в городе нет фабрик  и заводов, кроме кирпичного и двух винокурных.

 

Александр Пирогов

г. Радомышль

Фото из архива  автора


Коментарі (0)

Тут ще немає залишених коментарів.

Залиште свій коментар

  1. Добавление комментария от гостя. Зарегистрируйтесь или войдите в свой аккаунт.
0 символів
Вложения (0 / 3)
Share Your Location
Введите текст с картинки. Не разобрать?

Вибрані статі

Вибраного ще немає!

Підписатись на новини

© 2022 ЦЕНТР РОЗВИТКУ РЕМЕСЕЛ ТА МИСТЕЦТВ. All Rights Reserved.